Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото архив "СА"

Поэтами, как известно, не становятся, поэтами рождаются. К категории истинных поэтов с большой буквы, безусловно, принадлежал Хамид Беретарь, оставивший яркий след в адыгейской поэзии как глубокий и проникновенный лирик, способный выражать тончайшие движения души, видеть в окружающем мире то, что сокрыто от глаз обычного человека.

Хамид Беретарь — автор более двух десятков поэтических сборников, опубликованных на адыгейском и русском языках. Его творческое дарование было многогранным: наряду с поэзией занимался журналистской деятельностью, переводами на адыгейский язык классических произведений — поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре», пьес Анхела Гимера, А.Островского. Он автор драматургических произведений на современную тематику, вошедших в книгу «Пьесы». Хамид Беретарь — ученый-историк, профессор, заслуженный работник культуры РФ.

Тихая любовь

Он родился 9 июля 1931 года в ауле Старый Казанукай Теучежского района

Адыгеи. Окончил факультет журналистики МГУ, защитил кандидатскую диссертацию по истории журналистики. В 1958-1960 гг. работал преподавателем Адыгейской студии Государственного института театрального искусства имени А.В.Луначарского в Москве, затем литературным сотрудником газет «Адыгейская правда», «Социалистическэ Адыгей», «Литературная Кубань». Плодотворно совмещал свое поэтическое творчество с общественно-публицистической и научно-педагогической деятельностью, преподавал в Кубанском сельхозинституте и в Адыгейском государственном педагогическом институте (ныне АГУ).

Хамид Беретарь пришел в литературу во второй половине 50-х годов, известных как времена оттепели, когда во всех сферах общественной жизни, литературе, культуре шли заметные позитивные сдвиги и преобразования. Первый же сборник «Рассвет», вышедший в 1957 году, свидетельствовал о новаторском творческом потенциале молодого поэта со своеобразным стилем и интонацией. Сборник открывался стихотворением «Люблю», недвусмысленно заявлявшем о творческом кредо автора: «Люблю я Отчизну, но знаю: Об этом не стоит шуметь».

Эти и другие стихи молодого поэта, предпочитавшего не афишировать свою любовь к Отчизне и заявлявшего громко о необходимости негромкой, искренней любви, вступали в определенный диссонанс с декларативной советской поэзией 50—60-х годов, когда большинство поэтов в дружном риторическом хоре восхваляли Родину, партию, Ленина.

Беретарь и в дальнейшем остался верен избранной теме тихой, безусловной, не демонстративной любви к большой и малой Родине, матери, природе, женщине.

Новаторство

Молодой поэт активно шел по пути творческого поиска новых жанрово-стилевых решений, и уже в сборниках 60-х годов: «Весенняя песня», «Солнечный луч», «Оленья гора», «Новый день», «Узоры» — отчетливо проявилась тяга к медитативной поэзии, лирико-философскому началу. Лирический герой стихов стремился к погружению в свой внутренний мир, мир искренних и глубоких человеческих чувств и переживаний. Именно они — эти сокровенные, порой интимные чувства, которым чаще всего не было места в современной ему поэзии, а также глубокие размышления о жизни, времени и о себе — составили стержень, основу многих его лирико-медитативных стихов с присущей им философской коннотацией.

Владычица Любовь, много­гранная во всех своих проявлениях, стала основой большинства его стихов, сонетов и поэм 70—90-х годов.

В глубоко лиричных, тонких, задушевных стихах поэт стремился выразить всевозможные проявления и оттенки этого самого прекрасного в жизни чувства: любовь-радость, любовь-счастье, любовь-озарение, любовь-печаль, любовь-разлука. Таковы стихи «Ах, нежность душу затопила», «Ты ушла», «Падает снег, тихо кружится», «Когда акация цвела», «Говоришь — в душе холодный лед», а также фольклорно-романтическая поэма «Лаго-Наки» и другие.

К теме любви обращается Хамид Беретарь и в классическом жанре сонета. Надо отметить, что это был первый опыт обращения к этому жанру в адыгейской поэзии. Беретарь в 1983 г. издал целую книгу сонетов «Неделимая доля», в которой впервые классический жанр зазвучал на адыгейском языке, и это было, безусловно, новаторским явлением для национальной поэзии. В книгу вошло множество глубоких по содержанию и изящных по форме сонетов на самые разнообразные темы, в них автор продемонстрировал виртуозное владение строгими каноническими формами сонета. Завершали книгу два венка сонетов: «Слово, обращенное к жене» и «Искать душу — это любить человека», маркирующие вершину овладения поэтическим мастерством в этом жанре. Книга сонетов «Неделимая доля» стала ярким явлением в адыгейской поэзии и значительным вкладом в развитие ее жанровой системы.

В стихах зрелых лет лирическая интонация часто переплетается с публицистической, и автор, чутко откликаясь на актуальные проблемы современности, общественной, политической жизни, создает глубоко гражданственные, публицистические стихи, в которых особое место занимает тема прошедшей войны.

Главный нерв

От сборника к сборнику росло мастерство Хамида Беретаря, ширился тематический диапазон стихов и поэм, обогащались жанрово-стилевые формы, художественные средства. 80—90-е годы, безусловно, стали самыми плодотворными и успешными в творчестве поэта, вышедшего на новый уровень художественного мастерства.

В стихах зрелых лет лирическая интонация часто переплетается с публицистической, и автор, чутко откликаясь на актуальные проблемы современности, общественной, политической жизни, создает глубоко гражданственные, публицистические стихи, в которых особое место занимает тема прошедшей войны.

Таковы, к примеру, стихи «Пуля», «Неизвестный солдат», «Моему дяде», лирико-философская поэма «Недостроенный дом», посвященные бесконечной человеческой трагедии, неизмеримым жертвам пронесшейся войны, обездоленной судьбе сотен и тысяч женщин, потерявших на войне своих мужей, сыновей, близких.

Историческая тема, стремление осмыслить пройденный народом путь и оценить перспективы дальнейшего развития — стали основой его крупных эпических произведений «Тропа Гузерипля», «Дождливый день Бзиюка», «Магомет Коджебердуко», «Тайна старика», «Мой аул». Трагически сложившаяся историческая судьба адыгов, разметавшая их по всему миру после Русско-кавказской войны ХIХ века, отзывается непреходящей болью в сердце поэта, она составляет главный нерв его стихов из «сирийского» цикла (сборник «Неиссякаемый родник», 1986), написанных после поездки за рубеж, в Сирию.

Человеку труда

В стихах и поэмах Хамида Беретаря 70—90-х годов все более значимым становится медитативное философское начало. Поэта занимает, прежде всего, жизнь души своего современника в его диалектической связи с окружающим миром, его сложными, злобо­дневными проблемами.

Лирический герой стихов — чаще всего человек-труженик, прочно связанный с землей. Да и сам поэт, хоть и волею судьбы стал горожанином, не утерял кровной связи с ней. Поэтизируя труд, он создает вдохновенную песнь рукам человека: «мозолистым», «натруженным рукам», которые — «всех благ земных начало».

Хамид Беретарь великолепно знал и чувствовал родной язык и мастерски владел всеми его нюансами, всеми художественными ресурсами, что придавало его стихам особый лиризм, позволяло выразить и передать всевозможные оттенки и переливы чувств. Эти качества ото­бразились ярко в пейзажных стихах, полных любви к родной Адыгее. Образность, метафоричность стиля Беретаря придают неизъяснимое очарование, акварельность пейзажам, воспроизводящим красоту родного края, где «Вздыбленные кручи гор Затянуты взъерошенными тучами», «Папаху шьет гора из облаков», «Псекупс белозубый, Берега свои грызет». Много прекрасных лирических строк, наполненных восхищением и неподдельной сыновней любовью, посвятил поэт своей малой родине — родному аулу Казанукай, его людям, истории, природе.

Яркое явление в литературе

Хамид Беретарь — поэт-новатор, привнесший в адыгейскую поэзию подлинный лиризм, особую интимность, доверительную интонацию, глубокий психологизм, которые помогли ему раскрыть масштабно и полнокровно мир душевных переживаний и сокровенных мыслей своего современника. Он первым ввел жанр сонета в жанровую систему адыгейской поэзии, обогатил форму адыгейского стиха. Многие поэты, пришедшие следом за ним в адыгейскую поэзию, осознанно или неосознанно прошли через его школу поэтического мастерства и считали себя его учениками.

Стихи и поэмы, вошедшие в сборники 90-х гг.: «Все для тебя», «Осенние листья», «Солнечная тропа» и посмертно изданная книга «Крылья мои». Они стали свидетельством высоких художественно-эстетических достижений Хамида Беретаря — подлинного мастера и истинного поэта в самом высоком значении слова. Его лирико-философская поэзия стала целым явлением, ярким и значительным в адыгейской литературе и вошла в ее золотой фонд, снискав ему заслуженную славу и звание народного писателя Адыгеи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить






Закон Республики Адыгея