Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/САНа долю фронтовика Владимира Денисовича Гапонюка выпало немало испытаний: и голод, и годы, проведенные на чужбине — в Германии, куда он был угнан в числе других ребят, и фронтовые будни. Но, несмотря ни на что, судьба его берегла, считает ветеран. О своей жизни он рассказал «СА».

Владимир Денисович родился в 1925 году в небольшом белорусском селе Молочки Бельского района Белостокской области, которое находилось практически на территории Польши. В первые же дни войны на фронт ушли все мужчины — остались старики, женщины и дети. По воспоминаниям Владимира Денисовича, фашисты вошли в их село тихо, без единого выстрела. Да и противостоять им было некому. Захватчики сначала не зверствовали, не грабили местное население.

— Но вдруг в один из дней немцы организовали облаву — эсэсовцы прошли по домам и забрали с собой молодежь. Выстроили нас на площади у сельсовета и стали отбирать самых крепких, сильных. Выбрали десятерых, меня в том числе, и отвели в здание школы. Входную дверь закрыли на замок, поставили часового. Немецкий солдат нам жестами объяснил: будем пытаться бежать — расстреляет на месте! Наши матери, сестры проплакали всю ночь под окнами школы. Тех из них, кто пытался подойти ближе к окнам, часовой отгонял прикладом, — вспоминает фронтовик.

На следующее утро ребят строем повели на железнодорожную станцию в город Бельск. По пути мама Владимира Денисовича успела дать ему краюху хлеба, завернутую в рушник. Вот этим они и питались всю дорогу, пока их везли в Германию.

По воспоминаниям ветерана, дорога была ужасная, вагоны были забиты людьми так, что приходилось стоять.

— Нас всю дорогу не кормили, не давали воды. Так что моя краюха хлеба спасла и меня, и моих односельчан от голода. Привезли в Восточную Пруссию, в какой-то населенный пункт — названия теперь уже не вспомню. На площади было очень много молодежи. Потом стали съезжаться местные жители и выбирать себе работников. Ко мне подошел пожилой немец, ощупал руки, ноги, похлопал одобрительно по спине: «Штарк!» Это значит «крепкий»… Так я оказался у этого бюргера, — говорит Владимир Денисович.

Работы по хозяйству у немца было немало — он держал коров, лошадей, свиней, домашнюю птицу. И за всем этим должен был ухаживать Владимир, которому в ту пору исполнилось пятнадцать лет. В обязанность подростка входила и дойка коров. Место для сна ему отвели в коровнике, на обед давали жидкую похлебку и кусок хлеба. Владимир был хоть и невысокого роста, но сильный, жилистый, выносливый.

Нас всю дорогу не кормили, не давали воды. Так что моя краюха хлеба спасла и меня, и моих односельчан от голода

— Мне еще повезло: если бюргер и наказывал за плохо выполненную работу, то больше кричал, не бил, не издевался. А вот другие ребята рассказывали, что их сильно избивали за любую провинность, лишали еды… Мы в редкие минуты общения мечтали о том, что одержит наша Красная армия победу над фашистами, тогда мы уж поквитаемся с этими бюргерами! — признался Владимир Денисович.

И такой час настал. В начале 1944 года местечко в Восточной Пруссии, где находились Владимир Гапонюк и его друзья, освободили наши войска. Ребят сразу же повели в баню, накормили, расспросили, откуда они прибыли, где живут их родственники.

Владимир Денисович вместе с другими ребятами, кто был постарше, вступил в ряды Красной армии. Бойцы стали обучать их военному делу: как маршировать, как обращаться с оружием.

Мои родители переехали в Майкоп, и наша связь прервалась. Я им писал письма на прежний домашний адрес, в село, а ответа все не было. Я очень переживал по этому поводу — война, всякое могло случиться…

— Так спустя пару месяцев, в феврале 1944 года, мы уже оказались на передовой. В составе 518-го стрелкового полка участвовали в боях за Кенигсберг. Я был пулеметчиком и от всей души «поливал» из пулемета Дегтярева фашистов, — рассказывает фронтовик.

В одном из кровопролитных боев Владимир Гапонюк был ранен. Пуля, пройдя навылет, раздробила кости руки и лопатку. Залечивать рану пришлось в военном госпитале. Поправив здоровье, он нес службу в военном взводе для выздоравливающих. Воинскую службу завершил в Литве в 1950 году.

— Пока я лежал в госпитале, потом служил в другой воинской части, мои родители переехали в Майкоп, и наша связь прервалась. Я им писал письма на прежний домашний адрес, в село, а ответа все не было. Я очень переживал по этому поводу — война, всякое могло случиться… Но мне повезло: кто-то из бывших соседей переслал мое письмо с обратным адресом родителям. Помню, сколько было радости, когда я получил от них письмо, в котором отец сообщил, что они теперь живут в Майкопе! — вспоминает Владимир Гапонюк.

Демобилизовавшись, он приехал к родителям. Устроился на работу автослесарем, окончил курсы шоферов, работал водителем. Вскоре женился на девушке по имени Варвара. Как молодая семья, супруги получили участок под строительство в западной части Майкопа.

— Построили дом. В нем я и живу вот уже 65 лет. Верой и правдой 35 лет служат мне старенькие «Жигули» — я по сей день, несмотря на возраст, а мне в этом году исполнится 96 лет, за рулем. На рынок или в поликлинику передвигаюсь на автомобиле. Нареканий со стороны сотрудников ГИБДД не имею, потому что у меня солидный водительский стаж — свыше 65 лет безаварийной езды за рулем! — признается Владимир Гапонюк.

К сожалению, супруга, с которой ветеран прожил в любви и согласии почти 63 года, уже ушла из жизни. На День Победы по традиции Владимир Денисович вместе с дочерью Галиной отправится на встречу с такими же, как он сам, ветеранами Великой Отечественной войны.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить






Закон Республики Адыгея