Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/САЛучшее, что есть в нашей профессии, — встретить своего маленького пациента, который находился на грани, спустя время счастливо бегущим куда-то, признается заведующий отделением травматологии Адыгейской республиканской детской клинической больницы Руслан Чич. О том, как врачи справляются с 5-часовыми операциями, чем травматологу помогают гаджеты и зачем родители утаивают от докторов информацию, он рассказал «СА».

Задачи доктора

На вопрос о том, помнит ли он первую операцию, которую провел самостоятельно, Руслан Чич отвечает: «Такое не забывается!» Это был пациент с огнестрельным ранением в область голени.

— Сама по себе операция была непростой. Плюс я впервые делал ее сам, без помощи старших коллег. Конечно, опыт уже был! Но в этот раз я понимал, что ответственность за жизнь мужчины целиком и полностью лежит на мне, что у меня не будет времени и возможности с кем-то советоваться. Но все прошло успешно. После встречал этого пациента — бегал, нога не беспокоила, — рассказывает Руслан Чич.

Карьеру доктора он начинал в травмпункте еще во время учебы. В 2012 году по программе «Сельский доктор» принимал пациентов в поликлинике Гиагинского района, а параллельно работал в отделении травматологии республиканской больницы. В августе 2019-го начал работать с маленькими пациентами в должности заведующего отделением республиканской детской больницы.

— Почему именно травматология? Объясню. К нам поступали пациенты после серьезных ДТП или каких-то других происшествий, и ситуация в некоторых случаях казалась безвыходной. Для всех. Но только не для врача, который в любом случае будет бороться за жизнь пациента. Страшно прозвучит, но иногда приходится в буквальном смысле по косточкам собирать на операционном столе больного. А потом, условно через год, ты встречаешь этого пациента. Он абсолютно здоровый, бежит куда-то, благодарит тебя. То есть в травматологии, на мой взгляд, очень заметно состояние человека «до» и «после», и это дорогого стоит! — говорит Руслан Чич.

С детьми доктор работает чуть больше года и признается, что разница колоссальная. В лечении детей есть масса тонкостей в плане физиологии. Плюс с маленькими пациентами сложнее контактировать.

— Представьте: пациент — годовалый ребенок. Он, как минимум, не может объяснить, что, где и как у него болит. Во взрослой травматологии ты делаешь человеку рентген, и в большинстве случаев на нем все видно. В случае с детьми все совсем не так: рентген может быть вообще не информативен: на снимке может быть все отлично, но у ребенка явно проблема. И при этом он и сказать тебе не может, где у него болит, потому что разговаривать еще не умеет, — объясняет Руслан.

Другой нюанс — психологический. Если у взрослого человека травма, он понимает, что ему нужна операция и другого выхода нет — нужно это пережить. Ребенку же этого не объяснишь. И задача доктора не только правильно поставить диагноз и вылечить, но и для начала найти подход, чтобы маленький пациент элементарно дал себя осмотреть.

— Я за время работы уже собрал арсенал приемов, чтобы отвлекать детей, — шутит Руслан. — Все против того, чтобы давать детям гаджеты, а я и мои коллеги счастливы, что они появились! Показал ребенку мультфильм на телефоне — он отвлекся, а ты в этот момент осмотрел его.

Ответственность родителей

Руслан Чич говорит, что еще одна сложность — работа с родителями. Очень многие переживают и паникуют настолько, что не могут даже четко объяснить, что произошло с ребенком. А для врача важна каждая деталь.

Фото Татьяна Дубовик

— В медицине есть такое ключевое понятие — сбор анамнеза. Важно все: когда, при каких обстоятельствах произошла травма, если речь идет об экстренной помощи. Как долго у ребенка проблемы и почему не обращались к врачу — если говорить о хронических заболеваниях. Ребенок сам не сможет этого сказать. И для того, чтобы помощь была эффективной, родители должны помогать доктору, — говорит Руслан Чич.

Поэтому главная рекомендация родителям — вспомнить все обстоятельства досконально и ни в коем случае ничего не утаивать от врача.

— Есть такая патология — подвывих головки лучевой кости. Из практики мы знаем, что в большинстве случаев ей предшествует то, что ребенка резко схватили или потянули за руку. Но практически все родители, боясь показаться невнимательными или недостаточно заботливыми, утаивают это от врачей. Говорят: «Понятия не имеем, что могло произойти!» Хочется обратиться ко взрослым: вас ни в коем случае никто не осудит. Все, у кого есть дети, прекрасно понимают, что они за минуту могут натворить все что угодно! Но при этом любая деталь может сыграть ключевое значение в лечении, — объясняет Руслан Чич.

Спасая жизни

Самый непростой случай в практике Руслана в статусе детского врача был в октябре 2019 года. Тогда в Майкопе произошло серьезное ДТП, в котором пострадал мальчик. Он получил тяжелейшие травмы и был в критическом состоянии.

— Когда он поступил, мы в условиях реанимации наложили аппараты для того, чтобы просто стабилизировать его состояние. У ребенка были перелом бедра, голени, проблемы в головном мозге и тяжелейший травматический шок. Ни о каких операциях, ни о каком лечении в тот момент и речи не шло. У нас была задача просто спасти ему жизнь. И мы сумели! Спустя время провели операции и полностью восстановили. Сейчас он уже вернулся к нормальной жизни, — рассказывает доктор.

Самая длительная операция, которую ему пришлось выполнять, длилась пять часов. Все это время врач стоит практически на одном месте и проводит серьезнейшие манипуляции.

— Каждый хирург или травматолог подтвердит этот необъяснимый факт: когда ты находишься в операционной, ты забываешь обо всем. О том, что у тебя есть физиологические потребности, что устаешь. Ты вообще не думаешь, что происходит за пределами операционной. В какой-то степени даже счет времени теряешь. И только когда операция заканчивается, вдруг понимаешь, что ты, к примеру, утомился или хочешь пить, — говорит Руслан.

Наверное, в этом и заключается талант врача: уметь в любой момент отбросить усталость или свои личные потребности, не думать о том, день сейчас или ночь, — ради того, чтобы спасти чью-то жизнь.

Доковидный режим

Сейчас детская травматология, как и все другие отделения в медучреждениях республики, возвращается в доковидный режим работы. Кроме того, получено новое оборудование в рамках национальных проектов. Это специальная стойка, которая позволяет выполнять малоинвазивные лечебно-диагностические мероприятия на суставах. Для Адыгеи это актуальное приобретение, поскольку в регионе многие дети профессионально занимаются спортом и травмы коленного, плечевого, голеностопного суставов — не редкость. До приобретения оборудования некоторых пациентов с такими проблемами приходилось направлять в другие регионы.

— Во время пандемии дети с проблемами в сфере ортопедии (плоскостопие, сколиоз, нарушения осанки, деформация грудной клетки) по понятным причинам не получали лечение в полном объеме. Но сейчас мы восполняем этот пробел, — рассказывает доктор.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить






Закон Республики Адыгея