Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото Артур Лаутеншлегер/САНа Ледовой арене «Оштен» работает секция фигурного катания. «СА» побывала на одной из тренировок и узнала, как проходят занятия и что нужно, чтобы стать звездой этого очень популярного в нашей стране вида спорта.

«Елочка» на льду

Тренер по фигурному катанию Елизавета Мацко идет по узкому коридору к выходу на арену. Из раздевалки выбегают дети и радостно встречают ее: «Елизавета Викторовна, а скоро тренировка? А какую оценку вы мне поставили за прошлое занятие? А как…» Пока тренер шла к катку, она успела ответить на десять вопросов, поправить кому-то форму и пообщаться с одним из родителей.

— Мы занимаемся с 15 января. Секцию посещают около пятидесяти спорт­сменов. Сейчас занятие у младшей группы, им всем по шесть лет. Есть еще старшие ребята — до пятнадцати лет. Ледовая подготовка длится сорок пять минут, потом переходим в зал. Сегодня у девочек хореография, — успевает рассказать Елизавета, пока фигуристки выходят на лед.

Девочки на коньках по одной заполняют арену. Они начинают делать «елочки» и проносятся по кругу, мелькая пестрыми ободками на головах.

— Подъехали ко мне и построились. Красиво встали. Осанка королевская где? И... Раз! Поехали. Делаем «фонарики»! — командует наставница, и юные фигуристки рассыпаются по арене, выводя круги на льду.

Тренировки проходят три раза в неделю. В будущем планируется увеличение их количества до пяти. По словам тренера, все ребята пришли на первое занятие без опыта. Но за два месяца группы освоили норматив, который должен демонстрировать начинающий фигурист.

— Мы выполняем шаги, прыжки, вращения. Еще такие программные элементы, как кросс-ролл, скрестный шаг, «елочка», «фонарик», приседания, «змейка» назад-вперед, «козлик», «цапля» и «пистолетик». Кому-то сложно «елочку» сделать, а кому-то — прыжок... Ариша, покажи «елочку», — просит наставник, чтобы мы увидели, как выполняется этот элемент.

Фото Артур Лаутеншлегер/СА

Девочка лихо скользит, попеременно выбрасывая то левую, то правую ногу и оставляя на льду линии в форме елки.

Каждую минуту к Елизавете Викторовне подъезжают девочки, спрашивая что-либо про текущее упражнение. Тренер спокойно отвечает всем. Интересуемся средним чеком на костюмы для катания.

— Да, зайчик. Делай «фонарики» назад… — говорит Елизавета одной из занимающихся девочек. — Все индивидуально. Например, коньки стоят в среднем пятнадцать тысяч рублей. Тренировочный костюм — от пяти, а соревновательный может стоить сколько угодно. Его можно пошить и за пару тысяч рублей, и за пару десятков тысяч.

Общаясь с нами, наставница продолжает следить за ходом тренировки и делать замечания фигуристкам. Спрашиваем о том, с кем тяжелее работать.

— Со взрослыми, — быстро отвечает она. — Они думают о том, как не упасть. А у детей страха нет. Они нацелены на правильное выполнение упражнения… Асия, аккуратно!

Что скрывает грация?

Стоим с Елизаветой Викторовной в центре арены. Фигуристки поехали выполнять упражнение «фонарики» с подскоком на большом круге. Наставница продолжает свой рассказ.

— На втором или третьем занятии уже вижу, кто будет работать и достигать целей. Это определяется просто — физические возможности и старательность… Маша, руки, — делает Мацко замечание одной из фигуристок и продолжает: — Сложнее всего дается дисциплина. Всем деткам хочется пообщаться, а на тренировке это желание только усиливается. Есть те, кому от природы дано, но он ленится. И те, кому очень тяжело, но они готовы работать. Талант — это здорово, но без труда он не работает. Что касается взрослых, то тут все индивидуально. Все упражнения сложные, хотя с виду они кажутся легкими. За этой простотой стоят месяцы тренировок...

Фото Артур Лаутеншлегер/СА

Елизавета Викторовна подъезжает к ученице, которая хочет уточнить, какое упражнение надо сейчас делать. «Поехала перекидные», — меняет задание наставница.

Пару минут молча наблюдаем за ходом занятия. Отовсюду доносится звук скользящих лезвий коньков. Чаще всех мелькает девочка в черной форме с желтыми листиками.

— Сейчас я учусь в АГУ и параллельно веду эту секцию. О том, что на новую ледовую арену требуется тренер, мне сказала руководитель по практике. Я обрадовалась и отправила свое резюме на электронную почту. Работаем уже более двух месяцев. Родом я из Кореновского района Краснодарского края. Больше десяти лет выступала на льду. А начала карьеру фигуристки в четыре года. Нас с сестрами родители привезли просто покататься на коньках. Потом узнали, что можно записаться в секцию по фигурному катанию. И мы втроем записались на занятия к тренеру Марине Юрьевне Ереминой. Она мне сразу понравилась, — говорит, отвечая на наши вопросы, тренер.

Рассказ прерывает девочка, подъехавшая уточнить, сколько осталось времени до конца тренировки. «Много, зайчик. Сделай еще кружок», — ласково говорит наставница, и юная фигуристка уезжает вправо.

— Когда первый раз вышла на лед, вообще не поняла, куда едут мои ноги, — продолжает свой рассказ Елизавета Мацко. — Мне были интересны тренер и те элементы, которые она показывала. Я даже с поломанными пальцами — в гипсе — тренировалась. Шла на занятия с температурой. Мама говорила: «Давай посидим дома». Нет. Я рвалась на занятия. Хотела быть на тренировках с наставником и ребятами. Упорно трудилась. Была одной из первых в крае, кто делал тройные прыжки. За десять лет не пропустила ни одной тренировки. Последние мои соревнования проходили в Сочи. Это было перед олимпиадой. Если я не ошибаюсь — где-то 2012 год. Я откатала программу и в конце поняла, что выигрываю золото серьезного турнира. Оно, кстати, давало право на звание кандидата в мастера спорта по фигурному катанию. А позже пришло осознание, что в соревнованиях участвовала в последний раз. Эмоции, которые я тогда испытывала, наверное, невозможно передать… Ушла, потому что травмы, полученные за карьеру, все-таки давали о себе знать, несмотря на обезболивающие и заморозку. Вроде выходишь на лед, но, стоит сделать прыжок, как сразу боль напоминает о себе. И когда каждый прыжок дается с преодолением, понимаешь, что пора заканчивать. Ведь где-то мы пригодимся больше...

Дисциплина с любовью

Елизавета Викторовна на льду в роли наставника уже более шести лет. Все эти годы она равняется на своего первого тренера Марину Юрьевну.

— Для меня она — лучший учитель в мире. Была требовательной, но в каждом замечании чувствовалась ее любовь к нам. А мы ее просто обожали. Хочу, чтобы дети, смотря на меня, думали так же. Чтобы они любили фигурное катание так же сильно. На карантине мы с сестрами думали, что сойдем с ума без тренировок. Занимались с детьми дома по скайпу, поддерживали форму, изучали видео с последних соревнований, чтобы выявить слабые места и устранить их… Арина, катай программу, — прерывает рассказ тренер, давая задание подопечной. — Я требую от спортсменов регулярных посещений тренировок, собранности и отсутствия родителей на занятиях в пределах льда. К малышам лояльна, но со старшими мой голос звучит в разы громче, и находиться на тренировке гораздо страшнее. Так надо. Нужно вырабатывать у ребенка «острый слух», который быстро ловит замечания. Родители приходят и говорят: «Одно ваше имя, и все решается. Даже отчество не успеваем договорить». Но это на льду я строгая, а за пределами катка — их друг… Лара, делай «пистолетики».

Девочка лихо разогналась, чтобы в один момент присесть и застыть с вытянутой ногой в форме пистолета.

Дальше пришло время проверить, как девочки выполняют элементы. Фигуристки встали на красную линию.

— Покажи «цапельку»… Теперь, «козлика»… Асиюша, сделай вращение. И-и-и-и… Раз! Нет, это слабенько. Давай еще, — девочка крутится вокруг своей оси, а стразы на ее форме искрятся, как миллионы мелких льдинок на солнце. Подъезжает еще одна фигуристка и просит оценить, как она сделает упражнение. — Дана, давай. Вращение… Молодец! И выезд… Умница! — хвалит ее тренер.

Девочки снова встали на красную линию, сделали прощальный реверанс и направились к выходу с площадки.

— Так проявляется уважение. Благодарность за тренировку — их ко мне и моя к ним, — рассказывает Елизавета.

Теперь фигуристок ждет урок хореографии в зале. Его проведет Полина Татосян.

— Мы разучиваем все элементы классического танца: гранд плие, деми плие, батман тандю… В основном развиваем пластику. Потом это все переносится на лед. И становится частью программы, — рассказывает она.

Фигуристки покидают ледовую арену. Теперь они около часа будут учить новые элементы и оттачивать уже знакомые. Чтобы, когда выйдут на лед, все было безупречно.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить






Закон Республики Адыгея