Официальный сайт республиканской газеты "Советская Адыгея"

Фото www. adygaabaza.ruЛетним утром старый Кадыр сидел на лавочке возле своего дома. Сегодня он провожал сына и четырех внуков в Джамбечи навестить бабушку (нану) детей по матери. Дети в предвкушении путешествия и встречи с наной уже радостно взобрались на подводу. Кадыр знал, что его сын, Юсуф, высадит детей у дома своей тещи, но сам в дом не зайдет. Никто из женатых мужчин в Черкесии с запада на восток никогда не встречался со своими тещами и не разговаривал с ними. Так делали дед Кадыра, его отец и он сам. Так гласил обычай. Когда Кадыр приезжал в Екатеринодар по делам, он встречался с кунаками и любил рассказывать о черкесских обычаях. Обычай избегания между зятем и тещей вызывал неизменный восторг. Один из кунаков Кадыра как-то пошутил: «Знаешь, Кадыр, я хотел бы родиться черкесом только ради этого обычая!»

Несколько версий

О семейном быте черкесов известно с древности. Античные географы, арабские путешественники, итальянские купцы, французские искатели приключений, английские политические агенты и русские кавказоведы писали об иерархии уровней и ролей в пространстве большой семьи, о разделении мужского, женского, детского, о многочисленных обычаях избегания, в том числе и между зятем и тещей.

В увлекательных описаниях прошлого есть мощные образы мудрых седовласых стариков, главных мужчин в семье, есть старшие женщины, матери семейств, от всевидящего ока которых не уйдет ничего, особенно когда это касается молодых невесток. Есть и дети, окруженные вниманием и заботой, но уже воспитываемые в строгой системе поведенческих табу. В этих описаниях нет (или почти нет) только одной фигуры — тещи. Где черкесская теща? Ее просто нет — ни в качестве бледной тени, ни в качестве едва заметного пунктира.

Впервые более-менее внятно о тещах напишет этнограф Ярослава Смирнова в статье «Семья и семейный быт народов Кавказа» (1968 г.). В 1960-е гг., пишет автор, «совершенно новое явление современной семейной организации северокавказских народов представляют случаи включения в состав семьи тещи». А потом теща так же не­ожиданно исчезает… Во всяком случае, со страниц этого и аналогичных исследований…

Почему возник обычай избегания между зятем и тещей? Версий несколько. Например, антрополог Б.Бгажноков отмечает, что обычаи избегания — это «особая, преувеличенная форма демонстрации скромности и уважения друг к другу…» Есть и бытовая версия: в традиционном обществе иногда теща была значительно моложе зятя, и таким образом традиция устанавливала барьер для возможных фривольных отношений между зятем и тещей.

Она есть, но ее как бы нет

Данная статья написана на основе интервью с мужчинами и женщинами из Майкопа, Нальчика и Черкесска, а также из других городов Северного Кавказа. Оказалось, что в отношениях с тещей всех мужчин Кавказа можно разделить на две группы: «традиционалисты» — это черкесы и ингуши, у которых зять и теща не видятся всю жизнь. На другом полюсе самые большие «демократы» — народы Дагестана, у которых зять почти что «ходит к теще на блины».

Черкес Тимур, адвокат из Майкопа, говорит, что «в Адыгее все по-прежнему, без перемен. Теща есть, но ее как бы нет». Мадина из Черкесска вспомнила случай, когда ее брат пробирался огородами, лишь бы не столкнуться лицом к лицу с тещей.

«Только в исключительных случаях, когда в семье нет сыновей, дочка может со своим мужем жить в доме своих родителей. Теща и зять в таком случае могут жить в одном доме. Я знаю одну семью, где теща вынуждена по состоянию здоровья жить у дочери, но у нее отдельная комната, и с зятем они не пересекаются, — дополняет Аслан из Нальчика. — Иногда по состоянию здоровья пожилые родители жены, особенно если она — единственная дочь, живут в доме зятя. Знаю семью, где они все вместе живут в одном частном дворе, но в разных домах. В одном дворе находятся два дома — один меньше, другой больше. Дом, который поменьше, занимают дочь со своим мужем, а родители супруги живут в большом доме. Но они не избегают друг друга, правда, за один стол не садятся».

Из всех, с кем я беседовала, только один человек сказал, что это ненужный и отживший обычай. Молодой мужчина живет с семьей в Москве и всегда рад теще, которая приезжает в гости, чтобы помочь с детьми. Все остальные решительно выступили за сохранение этого обычая. Даже мамы совсем маленьких девочек, то есть будущие тещи, не хотели бы общаться со своими будущими зятьями

К этому нужно добавить, что роль примака считается у адыгов унизительной. Разные шутливые притчи, реплики, оценки это подтверждают. Антрополог Б.Бгажноков приводит такие примеры: когда волку, с которого сняли шкуру, сказали: «Тебе не позавидуешь», тот, усмехнувшись, ответил: «Все же мое положение лучше, чем положение примака». Если, выражая сочувствие, кого-то назовут беднягой, тот шутил: «Да, но моя участь все же не настолько горька, как участь примака».

Однако среди черкесской диаспоры такого обычая нет: «В диаспоре видятся с тестем и с тещей... Исходя из религиозных соображений... Ислам предписывает зятю посещать родителей и родственников своей жены», — рассказал репатриант из Косово.

«У восточных черкесов (кабардинцев) есть обычай — малъхьэтешэ («знакомство с зятем»): через полгода после свадьбы зять приходит в гости к родителям невесты первый раз, без жены. И после этого они уже могут видеться. Само знакомство длится минут 15, не более. Я считаю этот обычай замечательным», — ответил на мой вопрос о теще Азамат из Нальчика.

В Кабарде избегание между зятем и тещей традиционно должно соблюдаться в течение многих лет со дня свадьбы, иногда 10–12 лет. Потом по инициативе родителей жены мог состояться обряд официального знакомства зятя с родителями жены, известный у кабардинцев как малъхъэишэ, малъхъэтешэ — «ввод зятя», малъхъэтехьэ «встреча с зятем» и др.

Однако и после официального знакомства зять держался от родителей жены на расстоянии, практически не заходя в их дом, избегая фамильярностей, не позволяя себе садиться за один стол с тестем и тещей и т.д. В обычном разговоре он не произносил даже имена тестя и тещи, а заменял их конструкциями типа: «отец той, что находится в доме», унэм щIэсым янэр — «мать той, что находится в доме».

У западных адыгов такого ритуала знакомства тещи и зятя не было, и зять должен был избегать тещу и тестя всю жизнь.

В семье моих друзей-кабардинцев, а они живут в Петербурге уже лет 30, принято, что когда из Баксана приезжает теща, мама моей подруги, то зять уходит на несколько дней пожить к своим друзьям.

На восточном Кавказе

Лезгинка Альбина рассказала мне, что уже на стадии знакомства и ухаживания за девушкой ее родители могут разговаривать с будущим мужем, что никаких ограничений в общении зятя и тещи у них нет. Официальное знакомство происходит уже после свадьбы — через неделю молодожены с родственниками со стороны жениха идут в гости к родителям невесты. Зятю дарят очень дорогие подарки — кольцо с бриллиантами, машину, квартиру.

Журналист Басира, аварка, подчеркнула, что в культуре народов Дагестана очень сильно влияние ислама, и поэтому, как и предписывает учение пророка Мухаммада, зять и теща видятся между собой. «К теще зять должен проявлять такое же уважение, как и к своим родителям», — говорит Басира.

У аварцев тоже существует обычай официального знакомства с зятем, значение которого можно перевести как «открыть дорогу». У лезгин он фактически превращается в мини-свадьбу, а у аварцев это просто семейное событие, размах которого зависит от размеров «кошелька».

Мои собеседницы из Дагестана сказали, что не припомнят ни одного из народов Дагестана, где бы между тещей и зятем существовал обычай избегания. В Дагестане часто зять живет в доме тестя и тещи, и в обществе это не вызывает осуждения. Никаких ограничений в общении зятя и тещи нет и у ногайцев.

Чеченские зятья общаются со своими тещами. У чеченцев есть поговорка: «Хороший зять (если необходима его помощь или в случае какой-то проблемы) приедет быстро, не будет задерживаться». Правда, у чеченцев не принято, чтобы теща ходила в дом своего зятя слишком часто. Да и зять не злоупотребляет посещением матери своей жены.

Отношения зятя и тещи вполне демократичны у осетин. На осетинской свадьбе ждут «прихода зятя». В определенный момент зять с другом должен выйти к женщинам, среди которых находится и его теща. Он преподносит женщинам конфеты, которые наутро раздаются соседям. После тостов с благодарностью молодые люди пьют за здоровье женщин и возвращают им бокалы, предварительно опустив в них деньги. Жених же возвращает свой бокал своей теще с предназначенным для нее подарком — каким-нибудь ювелирным украшением.

Надо сказать, что у всех народов Кавказа слишком активное участие тещи в жизни своей дочери осуждается.

Обычаи, сложившиеся веками и пережившие не одно поколение, не подлежат жестким оценкам современников. Ведь черкесы, даже не видя своих тещ, ежедневно видят их отражение в своих женах. Кто прав в своем отношении к теще — те, кто, согласно обычаю, держат дистанцию, или те, кто общаются с тещей и навещают ее?

В современных условиях глобализации избегание между зятем и тещей становится не только этикетной нормой, но и маркером этнической принадлежности. Сохранится этот обычай или вскоре падет? В каких семьях — городских или сельских, молодых или среднего возраста — он быстрее будет изменяться?

Интересно, что сказал бы старый Кадыр?






Закон Республики Адыгея